news-details
Регион

Иран мечтает о создании "шиитского НАТО"

В Иране готовят договор об обороне и безопасности, который, как ожидается, подпишут его шиитские союзники на Ближнем Востоке. Новое соглашение «в стиле НАТО» должно закрепить принцип коллективного реагирования на любое нападение со стороны Израиля или США. Несмотря на декларируемую широту иранских контактов в регионе, в экспертной среде говорят о том, что они основаны на ситуативном совпадении интересов и вряд ли могут быть оформлены в альянс по типу Североатлантического.

Проектом соответствующей резолюции занимается парламент Ирана (меджлис). Депутат Абу Фадль Абу Тураби сообщил, что сейчас собираются все необходимые подписи для того, чтобы законодательная инициатива была вынесена на голосование. По его словам, она необходима для защиты стран так называемой «оси сопротивления», к которой относят Иран и шиитские государственные и негосударственные субъекты на Ближнем Востоке. «Если Израиль нападает на одну из стран «оси сопротивления» или если он решится на какие-либо другие действия, остальные представители блока должны приложить все свои усилия в военном, экономическом и политическом планах, чтобы предотвратить угрозу», – пояснил агентству «Fars» Абу Тураби.

Тесные отношения между Ираном и рядом шиитских движений на Ближнем Востоке ни для кого не секрет, однако они не закреплены в отдельном соглашении. Не исключено, что Тегеран намеревается изменить это для того, чтобы показать своим региональным противникам степень поддержки, которой он обладает. Особенно это актуально выглядит на фоне слухов о подготовке Израилем военного нападения на ядерные объекты в Исламской Республике и на фоне растущей в арабском мире тенденции на нормализацию отношений с еврейским государством.

Региональные сдвиги произошли с подачи администрации Дональда Трампа. Не случайно последний день ее работы иранское руководство связало чуть ли не со сменой целой эпохи.

Конец трамповского срока президент Ирана Хасан Рухани объявил «концом злосчастного правительства». «За все четыре года эта администрация не дала миру ничего, кроме угнетения и тирании», – отметил он. По его словам, в прошлом никогда не было такого, чтобы президент США открыто признал, что «совершил террористический акт» в отношении крупного зарубежного военачальника, когда тот находился с визитом в другой стране. Рухани подразумевал генерала иранского Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани, который был устранен в результате американского нападения в январе 2020 года в Ираке. Помимо этого иранский президент выступил за то, чтобы с Ирана были сняты наложенные Трампом санкции.

Инициатива меджлиса нацелена на то, чтобы формализовать все неофициальные отношения, которые в настоящий момент налажены у Тегерана в регионе, заявил «НГ» проживающий в Иране эксперт Российского совета по международным делам Никита Смагин.

«При этом нужно понимать, что какого-то серьезного изменения этот закон осуществить не может прежде всего потому, что необходимо двустороннее или трехстороннее соглашение: когда вы заключаете какой-то союз, необходимо, чтобы приняла решение не только одна сторона, – заметил аналитик. – С этим скорее всего будут проблемы». По словам эксперта, на сегодняшний день иранское влияние на территории Ближнего Востока вызывает у населения подавляющей части стран региона раздражение и непонимание. В связи с этим есть основания полагать, что организации, которые известны своими контактами с иранской стороной, могут и не пойти на то, чтобы открыто декларировать свои отношения с Исламской Республикой.

Смагин подчеркивает, что это сотрудничество вряд ли может превратиться в некий аналог Североатлантического альянса. «Налаживание союзнических отношений с различными организациями в регионе является сильной стороной иранской политики, однако это взаимодействие основано на текущем совпадении интересов», – выразил уверенность эксперт. По его словам, это не столь прочное партнерство. «И уж точно нельзя называть региональных союзников Ирана его сателлитами, – отметил Смагин. – Они все-таки сотрудничают с Ираном потому, что их интересы сходятся в данный момент. Были примеры, когда интересы переставали совпадать, и партнеры Ирана отказывались выполнять его просьбы».

В качестве наиболее яркого примера эксперт привел историю взаимоотношений Ирана с палестинскими группировками, которые на протяжении долгого времени получали поддержку Тегерана, в том числе финансовую. Однако когда начался вооруженный конфликт в Сирии, они отказались открыто поддерживать президента Башара Асада, потому что посчитали, что это не соответствует их интересам. «Скорее всего то, что пытается принять меджлис, это декларация Ирана о намерениях по поводу нормализации, по поводу углубления сотрудничества со своими партнерами в регионе, но вряд ли это заметно изменит тот характер взаимоотношений, который существует на сегодняшний день», – заключил эксперт.